baikalfishing.ru

все о рыбалке на Байкале


Рыбы: Хариус; Ленок; Омуль; Сиг; Таймень; Щука; Сом; Окунь; Налим; Валек; Чир; Даватчан; Сазан; Язь; Лещ; Елец; Сорога; Карась; Карп; Ёрш.
Где ловить?    Озера: Байкал (Малое море, Залив провал, Чивыркуйский залив); Соболиное; Фролиха. Реки: Ангара; Иркут; Лена; Большая Белая; Большая Речка; Большой Чивыркуй; Голоустная; Джила; Киренга; Кичера; Ока; Селенга; Селенгинка; Снежная; Томпуда; Убэр-Жэлыхэн; Улькан; Урик; Утулик; Ушаковка; р. Фролиха; Черемшаная; Ямбуй. Иркутское водохранилище.
Чем ловить?     Снасти: Нахлыст; Ловля рыбы на верховую снасть; Спиннинг; Жерлицы; Поплавочная снасть.
На что ловить?    Приманки: Мушки; Блесна; Попперы; Глиссеры; Воблеры; Джиг; Мыши; Чертики; Мормышки; Наживки и насадки.
Как сделать?    Изготовление мушек; Изготовление блесен; Коптильная.
Как ловить?    Рыбацкие истории; Зимняя рыбалка; Троллинг; Советы бывалого рыболова.
Разное    Общая информация; Принадлежности и приспособления; Лодочные моторы; Приготовление рыбы; Статьи из газет и журналов; Заметки; Новости



» » » Заключение

Заключение

Категории статьи: Публикации / Советы бывалого рыболова
Родился я в Иркутске и прожил в нем три четверти века, с ранних детских лет увлекаясь любительской рыбной ловлей, имея счастливую возможность бывать на водоемах Приангарья в далекие годы, и не оставил этого занятия в настоящее время.

Подводя итог прошедшим годам, зная положение с рыбной ловлей сегодня, я с тревогой заглядываю в будущее.

Хорошо помню наши рынки в двадцатые и тридцатые годы, когда они изобиловали самой разной (нашей, а не заморской) рыбой по доступным ценам. На прилавках красовались байкальский омуль на любой вкус, хариус, ленок, таймень в рост человека и прочая речная и озерная рыба, которая привозилась в мороженном виде на санях, в коробах, плетенных из прутьев.

Все это благополучие постепенно начало сокращаться из-за развития промышленности в городах, вырубки лесов, применения химии в сельском хозяйстве. Началось упорное наступление на природу, которое очень скоро сказалось на экологии области. От лесосплава первыми пострадали наши чистейшие воды. Теперь мало кто верит, что даже Ушаковка в те годы была столь полноводной, что по ней сплавляли строевой лес, который задерживала запань, расположенная в черте города. Оставшись полуживой от лесосплава, она успешно загрязняется стоками от пивоварских скотокомплексов. Обмелевшую и обессиленную, перед впадением в Ангару, ее окончательно добивают промышленные воды завода им, В. В. Куйбышева. Теперь у хариуса, ленка, тайменя и даже у налима и гольяна отпала всякая охота заходить в нее на нерест и на летний откорм. Пойма реки осушается, вырубается и распахивается, поэтому ранее гнездившиеся здесь дикие утки и прочая пернатая дичь покидает эти места.

Видимо, скоро наступит такое время, когда одно из красивейших мест пригорода Иркутска предстанет перед глазами человека горами гравия, захламленными берегами, распаханными лугами и грязной водой, не пригодной для питья. Когда-то ушаковская вода славилась как целебная из-за минеральных источников, которые в нее впадали.

В черте города протекает очень живописная речка Кая. Протяженность ее 40 км, она берет начало от чистейших подземных источников, а в Иркут впадает в виде сточной канавы, которая не замерзает в самые крутые сибирские морозы. Вся эта гадость через Иркут попадает в Ангару. Некогда чистая и рыбная речка укорачивает век не только рыбе, но и живому миру.

Иркут в верхнем течении еще не успели отравить ядохимикатами и промышленными отходами, но многолетний сплав леса наложил отпечаток на состояние некогда чистой и очень рыбной реки. Наконец сплав запретили, однако на реку, не успевшую восстановиться, снова навалилась напасть. Примерно на участке длиной 50—60 км от устья реки началась промышленная добыча гравийно-песчаной смеси для иркутских, шелеховских и других строительных организаций и предприятий. Забирая гравий со дня реки на глубину в несколько метров, земснаряды уничтожают все живые существа, которыми питается речная рыба. Исчезают нерестовые перекаты и плесы, а уносимый водой песок покрывает толстым слоем оставшиеся кормежные места. Существовавшие ранее глубокие зимовальные ямы замываются песком, и рыбе теперь негде пережить долгую сибирскую зиму.

Такая же участь постигла почти все остальные реки области.

У нашей красавицы Ангары судьба еще более трагична. Остальные реки сохранили какое-то подобие своего первоначального вида. Ангара же и этого лишилась. Теперь есть Иркутское водохранилище, Братское, Богучанское и т. д. Там, где она еще течет, ничего не осталось от прежней. В ее истоке из-за подъема уровня на несколько метров течение уже не имеет того стремительного бега, которое тысячелетиями обтачивало камни и устилало ими свои берега. При малой глубине, большой скорости течения, и почти постоянном уровне воды в реке было несметное количество ручейников и веснянок. Старожилы говорили, что при выходе веснянок из воды паровозы, проходящие по Круго-байкальской железной дороге, буксовали. Из-за обильного корма по всей ширине и длине Ангары обитало большое количество разной ценной рыбы и прилетной водоплавающей дичи. Несколько тысяч птиц оставались на зимовку.

После строительства Иркутской ГЭС традиционные виды корма для рыбы резко изменились, т. к. ручейники и веснянки погибли. Некогда рыбные плесы опустели. Для диких уток тоже настали тяжелые времена. Большой уровень воды и малое течение помогает в пору рекостава льду продвинуться почти вплотную к байкальскому льду. Остается очень мало чистой (от льда) воды, что лишает уток корма и обрекает их на гибель. В критические моменты человек приходит птице на помощь, и наш чудо-уголок еще продолжает жить.

Ниже плотины ГЭС Ангара течет в своих старых берегах, но условия обитания рыбы на этом участке резко изменились. Уровень воды на протяжении дня может резко меняться, что сказывается на самочувствии рыбы. По настоянию инспекции рыбоохраны на период нереста администрация ГЭС придерживается одного постоянного уровня воды в реке. Рыба, поднявшись с нижних участков реки, мечет икру и уходит обратно, а для икры наступают трудные времена. Из-за работы турбин уровень воды может понижаться и икра окажется на сухом месте или подниматься, тогда быть икре на более глубоком, непрогретом месте. При больших перепадах и молодь гибнет на берегах, куда она по большой воде заходит в поисках пищи.

Кроме этого, действующие городские очистные сооружения не выдерживают критики. О степени очистки сточных вод ниже Иркутска можно судить по проплывающим около берегов предметам. Какой уж тут чай или уха из ангарской воды, если один большой плес, расположенный немного ниже Иркутска, известен у рыболовов под таким названием, что его нельзя поместить на страницах печати. Довершают безрадостную судьбу бывшей Ангары земснаряды, которые уничтожают острова, уродуют дно русла и проток, а также нефтебазы и предприятия, расположенные вдоль берегов, рыба от их отходов приобретает запах керосина.

Река Лена берет свое начало со склонов Байкальского хребта, который отделяет ее от Байкала расстоянием около восьми километров. Отчаянные туристы-рыболовы с походным снаряжением добираются по Байкалу до мыса Покойники (метеостанция Солнечная), штурмуют перевал высотой более 800 метров и спускаются с верховьев реки на подручных средствах.

В верхней части Лена несет чистые быстрые воды по районам Иркутской области, но чем дальше удаляется от истока, тем больше принимает в себя “прелестей” современной цивилизации.

В верховье, где нет еще развитой промышленности и не очень развито сельское хозяйство, большого урона ее здоровью пока нет. Однако тревожные признаки большого недуга уже есть. Была утечка полцистерны нефти, идет постоянный смыв удобрений с полей и большая вырубка леса. В двадцати километрах от рабочего поселка Качуг, по правому берегу реки, имеются наскальные рисунки, в мировой литературе известные как “Шишкинские писаницы”, которым насчитывается более пяти тысяч лет. И чуть ниже их, по левому, очень живописному берегу Лены, украшенному каменными отвесами и распадками, образуются промоины, которые с каждым годом все увеличиваются. На плоскогорье, расположенном выше скального берега и имеющем наклон в сторону реки, сплошь вырублен и раскорчеван под пашню лес. Теперь дождевая вода, не задерживаясь, устремляется в распадки, и там, где приходилось проходить наверх тропами,— образовались промоины, в которых может поместиться пятиэтажный жилой дом. Падая с высоты, ливневая вода выносит каменные глыбы, красную глину, вывороченные деревья. В результате заиливается дно реки, погибают насекомые, замываются зимовальные ямы и выносами перегораживается русло реки. Из таких мест рыба уходит искать более подходящие условия жизни.

Теперь поднят вопрос о спасении Байкала и других водоемов. Их судьбу решают в высоких инстанциях, но и нам надо правде смотреть в глаза. Мы привыкли к сибирским масштабам и не бережем малого, надеясь, что на наш век хватит. Нет! Уже не хватает. В магазинах, кроме спинки минтая, ничего нет. Рыба, пойманная на Братском водохранилище, заражена глистами.

Преступно отнеслись к Байкалу ученые и хозяйственники. Речники порвали высоковольтную линию через Ангару в ее истоке и загубили уйму рыбы, выпустили солярку в районе Ольхонских ворот, усольские химики отравили сотни тонн рыбы в Ангаре. Такие деяния наших горе-хозяев можно перечислять без конца.

Я обращаюсь к истинным рыболовам-любителям - берегите нашу природу, богатства родного края. Нужно приучить людей к порядку и самим быть хозяевами на своей земле. Не проходить мимо, когда еще не вполне сознательно посетители лесов, рек, лугов и прочих мест загрязняют воду, вырубают лес, охапками рвут цветы, черемуху, багульник, оставляют после себя такое, что после них другим на этом месте не отдохнуть.

Кто бывал на Байкале в конце зимнего рыболовного сезона, тот видел, в каком “порядке” остаются брошенные Камчатки. Чтобы как-то скрыть хлам от посторонних глаз, а не убрать в положенное место, или увезти с собой, его опускают в лунки и он постепенно устилает дно Малого моря. Один знакомый рыболов рассказывал мне, как однажды летом он с аквалангом проплыл над дном рыболовного участка “Дэбей” и пришел в ужас от увиденного.

Не лучшим образом выглядят и берега после массового посещения рыболовов и диких туристов: порубленные деревья для костров и палаток, горы мусора на фоне красоты нашей природы, посмотреть которую люди едут за десятки тысяч километров.

На своем веку я многое видел хорошего, испытывал захватывающее чувство борьбы с крупными тайменями, любовался красотами нашего края. Моему сыну удалось еще в какой-то мере, уже довольно малой, увидеть еще и настоящую Ангару, не оскверненный Байкал, нетронутые леса и кедровую тайгу, а вот внуку остается только слушать рассказы о былых временах.

Вот теперь и думается, что если при жизни одного человека произошли такие изменения в природе и если в ближайшем будущем не будет круто изменено отношение к природе, то что ждет наших внуков, правнуков и следующие поколения?! Может, им и не понадобится опыт рыболовов-любителей, который копился годами и передавался от поколения поколению?

Томашевский В. Е. Советы бывалого рыболова: Из практики рыболова-спортсмена. - Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1989, - 256 с.


Иркут
Ангара
Рыбачья лодка
Сорога
Ловля хариуса на реке Ангаре





© 2004-2016 baikalfishing.ru О сайтe | Обратная связь