baikalfishing.ru

все о рыбалке на Байкале


Рыбы: Хариус; Ленок; Омуль; Сиг; Таймень; Щука; Сом; Окунь; Налим; Валек; Чир; Даватчан; Сазан; Язь; Лещ; Елец; Сорога; Карась; Карп; Ёрш.
Где ловить?    Озера: Байкал (Малое море, Залив провал, Чивыркуйский залив); Соболиное; Фролиха. Реки: Ангара; Иркут; Лена; Большая Белая; Большая Речка; Большой Чивыркуй; Голоустная; Джила; Киренга; Кичера; Ока; Селенга; Селенгинка; Снежная; Томпуда; Убэр-Жэлыхэн; Улькан; Урик; Утулик; Ушаковка; р. Фролиха; Черемшаная; Ямбуй. Иркутское водохранилище.
Чем ловить?     Снасти: Нахлыст; Ловля рыбы на верховую снасть; Спиннинг; Жерлицы; Поплавочная снасть.
На что ловить?    Приманки: Мушки; Блесна; Попперы; Глиссеры; Воблеры; Джиг; Мыши; Чертики; Мормышки; Наживки и насадки.
Как сделать?    Изготовление мушек; Изготовление блесен; Коптильная.
Как ловить?    Рыбацкие истории; Зимняя рыбалка; Троллинг; Советы бывалого рыболова.
Разное    Общая информация; Принадлежности и приспособления; Лодочные моторы; Приготовление рыбы; Статьи из газет и журналов; Заметки; Новости



» » » За тайменем в Забайкалье

За тайменем в Забайкалье

Категории статьи: Хариус / Ленок / Таймень / Щука / Кичера / Байкал / Кулинда
За тайменем в Забайкалье. Подводная охота и рыбалка.


Наша планета – прекрасный оазис жизни среди бескрайней пустыни вселенной. Каждый её уголок по-своему красив и неповторим. Будь-то сверкающие льдами вершины Кавказа или изрезанные ветрами и морем Крымские горы, дождевые леса Африки или меланхоличные пейзажи России.

В любом месте нашей Земли любопытный и любящий взгляд человека отыщет то ради чего он вернулся бы сюда еще раз.
Но бывают пейзажи наделённые особым магнетизмом, заставляющие человека, пережившего встречу с ними, вспоминать их всю свою жизнь.

За тайменем в Забайкалье
Озеро Кулинда

Так и мне, студенту-практиканту, врезались в память нескончаемые кряжи гор; прозрачные, бирюзовые воды таёжных рек и дикое буйство нетронутой природы Забайкалья. После первой моей встречи с этим удивительным краем прошло более пятнадцати лет и мне снова повезло летом 2000 года. Мой близкий друг и подводный видеооператор Андрей Щукин готовился в экспедицию на Байкал. Зная о том что я жажду снова побывать в Забайкалье, он предложил мне роль гида в его экспедиционном отряде. По совместительству я был также фотографом и ассистентом видеооператора, т.к. с Андреем мы провели не один десяток часов под водой, снимая обитателей родных водоёмов. В любой экспедиции сборы и отправление в дорогу это самый ответственный, а часто и неприятно-эмоциональный этап. Нас всего шесть человек, а багажа более полтонны. Скрепя сердцем оставляем дома запасной аккумулятор, из двубаллонных АВМ-5 делаем однобаллонные, но визуально картина с багажом не изменяется. Несмотря на моральную и физическую поддержку десятка родственников и сотрудников журнала Рыболов служащие Казанского вокзала изрядно потрепали наши нервы и кошельки. Почти с боем пробиваемся в вагон за десять минут до отправления. Цепочка из полутора десятка человек экстренно забрасывает наше оборудование в вагон, затем присаживается на пару минут “на дорожку” среди багажного бедлама, и вскоре нас остаётся всего шестеро, а поезд начинает свой монотонный стук колёсами. Нам его слушать еще четверо суток. Долгая дорога располагает к близкому знакомству. С Андреем Щукиным и его спутницей жизни Мариной я знаком еще со времен учёбы в институте. Вместе мы много путешествовали по просторам бывшего Союза. Владимир Дорофеев web-мастер журнала “Рыболов-Элит”, страстный любитель рыбной ловли и пива. Его редакционное задание-помощь еще одному участнику экспедиции рыболову-эксперту Александру Борзову. Виталий Волков (путешествие его глазами) -фанат подводной фотоохоты, в отличие от Вовы любитель сладкого. За четыре дня проведенных в поезде коллектив не только притёрся, но и окончательно был определён маршрут. Было решено осмотреть северный Байкал, а затем озеро Кулинда и реку Кичера.

В Северобайкальск поезд прибыл вечером. Чтобы не застрять со своим багажом на вокзале, Андрей заранее договорился о том, что нас встретят и приютят. Так и произошло, но утром, когда нам выставили счет, решено было найти что-нибудь попроще. К обеду мы не только перебрались в Яхт-клуб, но и погрузились на катер “Охотовед”. Его команда без лишних бумажных проволочек, за два часа ходу, доставила нас к устью реки Фролиха. Устье Фролихи не самое выдающееся место на Байкале в этом регионе. Куда интересней посетить озеро с одноименным названием. Оно не только живописно, его воды также чрезвычайно прозрачны и изобилуют крупным ленком. Однако туда можно попасть либо совершив двухчасовой переход по горной тропе (что с нашим багажом нереально), либо наняв вертолёт (но он запланирован для заброски на Кулинду).

За тайменем в ЗабайкальеПод вечер десантируемся на довольно симпатичном пляже. Погода отличная. Быстро разворачиваем лагерь. А утро уже нас погодой не радует-моросит дождь. Несмотря на погоду нам надо сделать то ради чего мы приехали. Рыбаки ловят, а к вечеру в ночное погружение уходим Андрей и я. Осматриваем подводную галечную косу, намытую Фролихой на Байкальском дне. Видимость под водой не более пяти метров. Невысокая видимость (такая же как у нас в Европейских пресноводных водоёмах) обусловлена выносом взвеси и тёмных торфяных болотных вод рекой, а также частыми штормами на Байкале. Да и когда мы пересекали Байкал на катере, были расстроены то и дело встречавшимся мусором и цветением воды. Так что на прозрачность воды 20 метров и более на Байкале можно рассчитывать лишь при низких температурах, вдали от устьев рек, при благоприятной погоде и скалистых берегах. Отснять нам удалось одного хариуса, несколько мелких налимов, да бычков. Результат, но не для нас с Андреем. Виталик тоже погружался, но вдали то устья. Вода получше, да и наличие прибрежных валунов дало укрытие многочисленным мелким (до 300 грамм) хариусам.

За тайменем в ЗабайкальеНовое утро встречает нас, разбушевавшимся на Байкале, штормом. Но съёмки на пресноводном море мы решили более не проводить. Виталик, однако, сделал еще одну попытку. Он погрузился на глубину свыше 20 метров, но кроме ила, небольшого налима и очень холодной воды, он ничего не обнаружил. Да и местные подводники рассказали нам, что в Северном Байкале нет ни гигантских губок, ни отвесных скальных обрывов. Вывод – погружаться следует на юге Байкала.

С самого утра Виталик собрал своё оборудование в рюкзак и ушел через сопку для осмотра реки. Дождались его возвращения мы лишь под вечер. Результаты разведки наличие в реке большого количества некрупного, но приемлемого для съёмки ленка. Однако путь вверх по реке невероятно труден. Река протекает по широкой болотистой пойме, ограниченной крутыми осыпями сопок. На болотах масса звериных троп, они словно прорубают топкий мох на глубину до полуметра. Но даже если идти по ним, нога утопает местами по колено в болотную жижу. Пересечь же каменистые осыпи, как это сделал Виталик, нам с оборудованием просто нереально, да и опасно. Решаем утром погрузить видео-фото-боксы и акваланги в лодку Володи, одеть гидрокостюмы, и продвигаться вверх пешком прямо по реке.

За тайменем в ЗабайкальеРешено сделано. Более четырёх часов мы с Андреем буксируем лодку как бурлаки, отмахиваясь от гнуса и комарья. Временами лодку приходится переносить через завалы и узости рукавов реки, по которым мы стараемся идти (против течения основного русла не попрёшь). После этих долгих мытарств, решаем осмотреть ближайшую порядочную яму в русле. Я ныряю в струю воды, которая просто не замечает моих попыток двигаться с помощью ласт против её направления. Приходится выбираться из воды, заходить в верховья ямы и сплавляться по ней. Во время первого мини-сплава замечаю довольно крупного ленка, который уходит от меня против течения прижимаясь к крутому берегу. Видно, что это даётся и лососевой рыбе с трудом. Воодушевлённый встречей остаюсь с фото-боксом в этой яме, а Андрей уходит чуть выше. Около получаса пытаюсь поймать в кадр пресловутого ленка, наплывая на него по течению, безрезультатно. Рыба боится крупного, плывущего по течению к ней, предмета и уходит от него не попадая в объектив камеры. Вдруг замечаю, что бокс наполовину заполнен водой. Харьковская техника не выдержала долгой транспортировки и пируэтов в горной речке. Результат старенькая, но надёжная практика загнулась. Вывод данный бокс лишь заготовка для умелых ручек. Настроение падает. Но не зря же мы с Андрюхой пыхтели! Иду к нему на помощь.

За тайменем в Забайкалье Андрей нашёл яму получше моей. Течение чуть меньше и ленка целая стая. На краю ямы, в воде, ствол небольшой лиственницы за которую удобно удерживать себя против течения. Ленки нашли в яме самое спокойное от течения место и кормятся тем что оно несёт вдоль дна. Подбиранию со дна корма способствует их нижний рот прикрытый верхней губой. В самом защищенном от течения и удобном для кормления месте стоит самый крупный ленок. Энергию, на борьбу с течением, он тратит меньше других, и первым встречает принесённую течением пищу. Потому-то он крупнее всех. За такое место стоит побороться, но сейчас он КОРИФЕЙ.

Как только Андрей или я начинаем движение рыба уходит за предел видимости, но через несколько минут занимает свои позиции согласно иерархии. Изучив поведение рыбы мы находим способ снять её вблизи. Для этого на Андрея дополнительно одеваем мой грузовой пояс, акваланг, видео-бокс и привязываем его к пятиметровому фалу (а другого и не было). Я одной рукой держусь за затопленную лиственницу, а другой за фал. Несмотря на то что подводный оператор придавлен снаряжением ко дну его волочет течением, пока не натянулся фал. Рыба уходит на “дальний кордон”, но вскоре возвращается привлечённая кормом который вымывается из борозды пропаханной подводником. Самые крупные экземпляры, а потому самые нахальные используют Андрея как укрытие от течения. Они на расстоянии полуметра от камеры , но при выдохе аквалангиста уходят на 2-3 метра. Видеооператору приходится делать десяток глубоких вдохов-выдохов для вентиляции лёгких, затем задержать дыхание, чтобы дождаться возвращения ленков и снимать столько на сколько хватит кислорода в организме до долгожданного вдоха. Вдох из акваланга, и рыба снова уходит. За один такой цикл, длящийся около пяти минут, удаётся снять около десяти-двацати секунд приемлемого по качеству видео. Поэтому съёмка идёт пока не кончается воздух в баллоне. Всё это время я являюсь этаким дополнением к системе ДЕРЕВО-ФАЛ-ОПЕРАТОР, и испытываю малокомфортные динамические нагрузки. Тем не менее, мы довольны что-то да должно получиться. К тому же у нас есть подозрения, что на Кичере ленка мы не встретим (а так оно и будет). Искренне жалеем, что в нашей команде нет второго видео-оператора, который бы снимал наши ухищрения под водой

К нам с Андреем подкрадывается вечер, пора в обратную дорогу, надеемся что она будет легче и быстрей. Нашу лодку с оборудованием несёт течение, а мы плывём рядом держась за её борта и корректируя её движение. Приходится уводить лодку от топляков и галечных кос. А при встрече с завалами перетаскивать через них оборудование.

За тайменем в ЗабайкальеСплав в гидрокостюме по горной реке довольно интересное дело быстро меняются подводные и надводные декорации, то и дело под тобой проскакивают рыбы. Но так ли всё безопасно? Завалы – естественные плотины, но вода находит в них брешь. В таких местах поток чрезвычайно силен. Он с шумом протискивает воду между брёвнами. Я упёрся вытянутыми руками в белое обглоданное водой бревно, но чувствую как мои ноги с ластами движутся повинуясь потоку. Ну уж нет, со мной в здешних местах такой случай уже был. В 1986 году мне довелось участвовать в ихтиологической экспедиции в районе Верхней Ангары. Для празднования дня рыбака мы решили поймать разнообразную рыбу, поэтому отправились на моторной лодке к реке Светлой, славящейся тайменями. Эта река чрезвычайно прозрачная, а течение настолько бурное что её поверхность бугристая от вырывающихся на поверхность потоков. Когда наш мотор уже не мог бороться с течение, его заглушили (а зря). В тот же момент река подхватила лодку и понесла на встречу горизонтально нависшему над ней стволу дерева. Сначала все упёрлись в ствол руками. Но лодка, влекомая течением, уже поднырнула под него. Тогда народ тоже поднырнул, а я не успел. Дерево прижало меня к борту лодки, затем вышвырнуло из неё. Лодка умчалась вниз по течению. Я успел лишь ухватиться за дерево. И не зря, потому что мои рыбацкие сапоги тут же наполнились водой, а из-за воды намочившей мой накомарник я ничего не видел. По стволу коварного, но спасительного дерева я выбрался на берег. Вывод: на сильном течении горной реки всегда нужно быть готовым выбраться на берег.

За километр до устья, Фролиха становится спокойной. Она растекается по нескольким рукавам. На их дне встречаются двухметровые валуны, такие же как на берегу Байкала. Увы рыбы здесь мы не увидели. Ещё ближе к “морю” река растекается по небольшим озеркам поросшим осокой, и отгороженных от Байкала неширокой (около 20 метров) песчаной косой. На этой косе, в лучах заката, мы с Андреем и закончили сплав.

Несмотря на абсолютно дикую природу, на берегу Байкала не чувствуешь себя полностью оторванным от цивилизации. То и дело мимо проходят катера и лодки, а ночью на противоположной стороне озера видны огни городов и посёлков. Пару раз к нам в лагерь наведывался “для порядку” егерь. На наш вопрос “где искать тайменя?”, он сказал “стая тайменя подходит к устью реки в 15:45. Скорее всего это шутка. Узнав наши намерения о Кулинде, пытался нас отговорить. Мол там весь лес вырублен и рыбы нет. Меня это не убедило, но в ребятах посеяло сомнение (к нашей радости в дальнейшем развеянное). Близость цивилизации мы ощутили и тогда, когда на два дня раньше, за нами пришёл в 4 утра катер. Нас вернули обратно в Северобайкальск, мотивируя тем, что скоро будет сильный шторм. Однако последующие дни на шторм не было и намёка. Вывод – надо было оформлять пребывание на заповедной территории официально.

За тайменем в ЗабайкальеНо вот мы уже грузим свои пожитки в заранее нанятый вертолёт. Вот уже мы в винтокрылой машине, а она в небе. Под нами изгибаясь многочисленными меандрами несут к Байкалу свои воды Верхняя Ангара и Кичера. Вертолёт держит курс на корытообразную долину Кичеры, сжатую с двух сторон горными хребтами. Под нами проплывают озёра Кичерское и Кулинда. Вертолёт делает круг над Кулиндой. Народ в машине полон восторга от предвкушения встречи с увиденным. Решаем высадиться на болоте между озёрами. Вертолёт зависает в воздухе едва касаясь мха. В течении 5 минут освобождаем машину, и уже провожаем её взглядом. Она единственная наша связь с большой землёй.

Пол дня ушло на то чтобы, найти место для лагеря и перенести туда вещи. По красоте, это место, единственное в округе. Песчаный пляж, шириной около 10 метров и длиной около 200. Перед пляжем простирается озеро Кулинда, окаймленное, покрытыми вековыми кедрами, склонами гор. Вдали, над всей этой панорамой, возвышаются скалистые, почти отвесные, останцы. У опушки пляжа огромные поваленные стволы и масса сухих веток, принесённые весенним паводком. Проблем с дровами здесь нет. В 10 минутах ходьбы, по прибрежной тайге, перекат между озёрами. Тоже по-своему живописный, и обжитый разнообразной рыбой.

За тайменем в ЗабайкальеС переката, на следующий день, мы начали исследование местной ихтиофауны. На самом бурном потоке обитала стайка хариусов размером до 300 граммов. Они смело подпускали оператора на расстояние метра, затем либо скатывались вниз по течению, либо уходили вверх прижимаясь к берегу у самого уреза воды. Кроме хариусов, в небольшой яме, на перекате жил небольшой (до полукилограмма) таймешек, который тоже уверенно позировал. За перекатом сразу шла небольшая подводная галечная коса. Её как будто облепила огромная стая гольяна. Рыбка не более 7 см., но в огромном (тысячи и тысячи) количестве. Всё это стадо, рыбной мелочи, мгновенно пряталось среди гальки при малейшей опасности. Рядом, там, где разбивались последние бурные потоки, обитала стайка мелких хариузят (50-100 грамм). В 10 метрах от переката, вода вымыла яму до 8 метров глубиной. По краю ямы бурными зарослями рос рдест, в котором притаились разнокалиберные (до 2 кг) щуки.

Всё это, на фоне олиготрофного озера, представляло собой богатое рыбное сообщество. Через перекат, с обширной поверхности Кулинда, стекают прогретые солнцем воды. Они несут органические остатки – детрит. По поверхности переката проносятся упавшие в воду озера насекомые. Насекомых и крупный детрит тут же подбирают хариусы солидных размеров. За ними в потоке стоит таймешек. Он ждет зазевавшуюся рыбью мелюзгу. В конце потока, тем, что осталось от угощения Кулинды, у дна довольствуются гольяны, а у поверхности мелкие хариусы. Выше по течению они опасаются тайменя, а ниже их подстерегают щуки. Перекат дал нам массу положительных эмоций и отличных кадров.

За тайменем в ЗабайкальеКулинда в районе лагеря не радовала нас разнообразием подводных обитателей. Изредка проплывали двухсотграммовые хариусы, на дне иногда встречались такие же по размеру налимы и несколько видов бычков, а у самого берега ютились небольшие стайки гольяна. Для поиска, более интересных мест погружений, нам приходилось преодолевать по 10-15 км на гребной лодке. Это отнимало массу энергии и времени. Небольшой подвесной мотор значительно бы облегчил нам жизнь и сделал бы эффективней нашу экспедицию. Увы, у нас его не было.

Преодолев семикилометровое озеро, наша съёмочная группа обнаружила ещё один островок жизни в водах Кулинды. На противоположном, нашему лагерю, берегу, в месте впадения в озеро реки Кичера, на обширном мелководье располагались плантации водных растений, на подобие нашей валиснерии. Андрей и Марина Щукины буквально “наехали” лодкой на пригревшегося у поверхности пятикилограмового “крокодила”. Сквозь прозрачную воду они увидели ещё несколько крупных щук. Через десять минут, трое ластоногих людей, уже резали озёрную гладь дыхательными трубками.

За тайменем в Забайкалье“Валиснерия” была обжита плотными, миллионными стаями гольяна. Среди этих стай, то и дело, неподвижно стояли представители щучьего племени. Ни те, ни другие не реагировали друг на друга. Гольяны чувствовали безразличие к ним крупных хищников, а щуки (как потом, оказалось) караулили хариусов, очевидно привлекаемых обилием мелкой рыбы. На ныряльщиков щуки сначала выплывали из травы, затем, удовлетворив свой интерес, с расстояния полутора метров, удалялись обратно в заросли. В траве они, очевидно, чувствовали себя полностью закамуфлированными, и позволяли себя снимать на расстоянии 2-3 метров. Андрей умудрился снять в одном кадре сразу четырёх пятнистых красавиц. Реакция же гольянов, на нас, была просто нахальная. Они пытались хоть что-нибудь откусить от наших тел, в местах не защищённых гидрокостюмами. Конечно их усилия были напрасны, зато наши вознаграждены прекрасными кадрами.

Прозрачность воды позволяла нам находить и преследовать щук, пока они не скрывались в глубине зарослей. Но высокая прозрачность воды иногда обманывала нас, привыкших к видимости 3-5 метров. Многие кадры сделанные мной, с помощью шкального фотоаппарата, оказались вне фокуса. Я ошибался в расстоянии до объекта съёмки. А Виталик, решивший напоследок пополнить наши съестные припасы, с первого выстрела не попал в довольно крупную щуку, он как и я ошибся в дистанции. Позже, на видеокадрах мы увидели, как линь остановил гарпун буквально в десяти сантиметрах от цели. Но охотник сделал поправку, и второй выстрел обеспечил ужин всего лагеря.

За тайменем в ЗабайкальеНаходясь у места впадения Кичеры в Кулинду, мы не могли не осмотреть и реку. Она оказалась чрезвычайно прозрачной (не менее 20 метров), но температура воды была менее 8 градусов. Бурный поток и многочисленные завалы не позволили нам оперативно обнаружить крупных (до килограмма) хариусов, которых “вычислили” наши рыбаки Вова и Саша. Верховья Кичеры так и остались нами не исследованными. О Кичере ниже озёр, нам было известно от ихтиологов из Улан-Удэ. В середине восьмидесятых годов они исследовали Кулинду, и поймали на блесну двадцатикилограмового тайменя, на перекате ниже озёр. Виталик, как уже было на Фролихе, отправился на разведку мест обитания тайменей. За день он обнаружил и отснял четырёх красавцев, причём на одном из кадров сразу трёх вместе. Его успех взбудоражил весь лагерь. На следующий день, преодолев 4 км непролазной тайги, все шестеро экспедиционеров стояли перед омутом скрывающем в своих водах мощную лососёвую рыбу. Решили снять сюжет о ловле тайменя на спиннинг. Наш главный эксперт по рыбалке оснастил спиннинг огромным воблером (около 25 см длиной). Андрей и Виталик облачились в гидрокостюмы для подводной съёмки на видео и фото борьбы спиннингиста с мощной рыбой. Я и Володя приготовили камеры для съёмки этого шоу с поверхности. Увы, полчаса За тайменем в Забайкальеогромный воблер, а затем и различные блёсны бороздили просторы омута. Первым не выдержал и вошёл в воду Андрей. Он с поверхности воды визуально обнаружил тайменя, и руководил прицельным метанием блёсен в его сторону. Десятикилограмовая рыба не реагировала на разноцветные прибамбасы. Для нас, ныряльщиков и подводных охотников, клёв рыбы на металлические и пластиковые приманки всегда был сомнительным. Александр Борзов, как рыболов-эксперт, наши сомнения усугубил. И подводная братия вытеснила рыболовов из омута на перекат, где у последних неплохо получалось ловить хариузят. Таймень в первой яме позировать не хотел, и мы перешли в следующий омут, где по рассказам Виталика, рыба была и крупней и покладистей. Как только я нырнул в новом месте, тут же из подводных просторов на меня выплыла рыбина. img081.jpgМеня аж передёрнуло от неожиданности. Глаза в глаза, в метре от меня стоял приличный таймень. Через несколько секунд его интерес ко мне иссяк, и грациозно развернувшись, неторопливо работая малиновым хвостом он ушёл в сторону переката. Оказалось, что у переката, за метровым валуном у тайменя засада. Укрывшись за камнем от мощных струй потока, хищник поджидал зазевавшихся хариусов. Как только подводный оператор приближался к тайменю на расстояние пяти метров, тот медленно покидал свой пост, и не прикладывая никаких усилий уносился влекомый течением в дальний край омута. Там рыбина разворачивалась и не торопясь, вдоль берега возвращалась на свою излюбленную позицию. Весь этот манёвр, пловца и рыбы, занимал около десятка минут, и был продублирован мною не один раз. С Андреем мы также попробовали снимать тайменя гоня его на оператора. Но использование аквалангов только напугало рыбу. За несколько часов съёмки таймень стал держаться на большей дистанции, но из ямы не уходил. Ушли мы, ведь ещё предстояло вернуться в лагерь. Мощь и грация тайменя поразили нас. И было решено устроить ещё съёмочные день и ночь. Но погода внесла свои коррективы. Горы укрылись облаками и пошёл долгий моросящий дождь. Через два дня наметилось улучшение в погоде, но когда все были готовы отправляться в путь к таймежьим местам, снова зачастил дождь и все промокли. Проваливалась последняя надежда ещё раз поснимать тайменя. Решили отправить хотя бы двух человек - меня и Виталика. Под дождём мы добрались до заветной ямы и разбили бивуак. Перед закатом дождь прекратился, и мне удалось поснимать местного аксакала, хотя таймень уже не подпускал к себе ближе4-5 метров. Ночью же мы одели акваланги. Я вооружился видеокамерой, а Виталик 100-ватным галогенным фонарём. Мы три раза оплыли яму, но тайменя не нашли. Не было тайменя и на его козырном месте, за валуном у переката. Очевидно ночью таймени охотятся или отдыхают в других местах водоёма, нежели днём. Отсняли мы лишь полукилограммового хариуса, но с огромным красивейшим спинным плавником и эффектной подсветкой. Утро встретило нас непрерывающимся дождём.

За тайменем в Забайкалье За тайменем в Забайкалье

Но покидать далёкий таймежий омут с пустыми руками мы не собирались. В Виталике заговорил охотничий инстинкт. Не зря же он вёз через пол Сибири подводное ружьё! Да и таймень уже был знаком с людьми в гидрокостюмах, он не был напуганным существом, выплывавшим на встречу незнакомцам. Теперь он обходил их десятой дорогой. Было решено произвести под водой третий и последний выстрел, за всю Байкальскую экспедицию. Виталий одел гидрокостюм, вооружился и медленно, бесшумно отчалил от берега, вычисляя с поверхности тайменя. Я же вооружившись разнообразной оптикой, ожидал на берегу. Через минут пятнадцать ныряния, охотник подал условленный знак рукой. Таймень на гарпуне! Рыба, выбрав с катушки весь линь, упорно сопротивлялась подставляя своё тело под мощные струи воды. Игра в перетягивание каната продолжалась ещё с десяток минут. И наконец Виталик выволок на прибрежные камни добычу. Вовремя, потому что из-за большой дистанции стрельбы и крепкой шкуры, гарпун еле пробил рыбу и держался флажком лишь на честном слове. На берегу гарпун вылетел из тайменя, и тот поскакал по камням к родной стихии. Ныряльщику пришлось своим телом препятствовать бегству добычи. Когда пик адреналина в крови спал, мы отсняли победное фото и взвесили трофей. Он потянул на 16,5 кг – немного, но и немало. В спортивном рыболовстве такие трофеи отпускают обратно в родную стихию. Но по нашим законам подводных охотников, либо совсем не стреляют, либо дегустируют добытый экземпляр. Не отпускать же рыбу домой с дыркой в боку! Мокрые, уставшие, голодные, но гордые мы вернулись в лагерь. Неужели на огромных водных просторах озера Кулинда жизнь теплится лишь на нескольких маленьких участках? Этот вопрос исследовали бурятские ихтиологи, и оказалось что в Кулинде как и в Байкале обитает стайная рыба-омуль. Этот детритофаг обитает на значительной глубине. Наш эхолот показал его скопления на глубинах от 15 до 27 метров. Это зона с холодной, тёмной, насыщенной взвесью, водой. Технических возможностей для проведения погружений в таких условиях у нас не было, поэтому мы довольствовались найденным на нашем пляже двухсотграммовым экземпляром омуля, погибшего от ран оставленных клыками крупной хищной рыбы. За всю экспедицию, в озёрах мы наблюдали щук не крупнее 5-6 кг. img078.jpgВозможно, достигнув определённых размеров, хищники погружаются в зону обитания омуля, где они подстерегают его стаи. В пользу этой гипотезы говорит рыболовный опыт Владимира Дорофеева. Он облавливал спиннингом ещё один, обнаруженный нами, локальный оазис жизни озера Кулинда. Огромная берёза, когда-то растущая у самого уреза воды, лежала на поверхности озера, погрузив в него свою крону. На мелких ветках дерева возлежала компания из пяти щук, весом от килограмма до трёх. Вова выманивал их из лежбища работой блёсен. Но когда рыболов опустил блесну на глубину за 15 метров, клюнул хищник покрупнее. Рыба водила из стороны в сторону около получаса, а затем легла на дно. Сдвинуть её с места Володя больше не смог. Закончилось всё тем, что разогнулся тройник на блесне. Несомненно это была крупная щука или таймень. Но времени и сил на проверку этого у нас уже не осталось. Устав от палаточной жизни и прикончив остатки провианта мы с нетерпением ждали появления вертолёта в условленное время. Лишь поднявшись в воздух, последний раз взглянув с высоты на покидаемые нами красоты, каждый из нас ощутил волнение, как при растовании с близким другом, с которым возможно уже не придется встретиться. Впереди нас ждали блага цивилизации и тепло родного дома.

Видео с экспедиции




Алексей Вороненко


По Енисею, Бахте и далее
Фотоохота на тайменя
Подходы к сибирскому хариусу
река Голоустная. 14.10.2004. Ленок
ТАЙМЕНИ ХОДЯТ ПАРОЙ!





© 2004-2016 baikalfishing.ru О сайтe | Обратная связь